9 баллов или как 1С убивает

На втором курсе я решил немного офисно покрысить, устроившись секретарем и бухгалтером. Тогда я еще помнил то чувство, с которым рассчитывал сделать свою трудовую самым лакомым кусочком для любого нанимателя Иркутска. (Чу! Слышите? Это раскаты грохота от моего фейспалма.) Но работать там мне было суждено недолго, ибо вмешалась неизбежность: офис оказался разнесённым в хлам стихийным бедствием.

Одним теплым августовским днем я привычно поднялся в офис, налил себе чай и принялся ковырять программу на предмет вывода отчета. Сколько я этим занимался сказать трудно, ведь в процессе работы за компьютером внешний мир прекращает существование. Кстати степень погружения называется умным словом «иммерсивность», так вот тогда она достигала где-то 9 из 10, ведь сначала я даже не понял, что кружка с чаем сама упала со стола.

Я уставился на то место, где она стояла. Сладкий чай разливался блестящей карамелью, увязая в осколках чашки. Честно пытаюсь припомнить — были ли в роду больные эпилепсией, смотрю на руки — не дергался ли я в беспамятстве? Знаете, ведь никогда нельзя быть уверенным, что не дергался. Если даже я не помню, закрыл ли я на ключ дверь в квартиру, и выключил ли в спешке утюг, то и тут почему бы не допустить небольшого push the tempo на рабочем месте? Мысли прервал странный нараставший гул из стен. Мозги были атрофированы 1С и я словно был под кайфом. Не без труда смекнул, что кружка и звук как-то связаны друг с другом. Следующей подсказкой в этом ребусе стала шатающаяся труба под потолком — у её основания стала кусками отваливаться штукатурка.

Я вроде не тормоз и начал подозревать, что что-то идет не так. Просто в трудовом договоре не было пунктов с падающими кружками и гудящими стенами, а я словно впал в кататонию и пытался понять, что же происходит. Да и было такое со мной впервые. Вот тогда и нужен человек, который вытолкнет тебя с пути поезда или даст пощечину, перезапустив твои инстинкты самосохранения. И явилась начальница: «ТЫ ЧТО РАССЕЛСЯ! БЕГОМ!» — она истошно орала, пытаясь перекричать стены. Ответ был гениален в своей серьёзности: «Сейчас, погодите, только 1С выгружу».

Казалось, её очки сейчас лопнут под давлением глазных яблок: «ТЫ ДУРАК?!» Мои размышления на тему дурак я или все-таки нет, были прерваны разбившимся вдребезги стеклянным шкафом-витриной, который вернул мой мозг к жизни. Землятресение набирало обороты и перестало опасаться людей, которые могут его заметить и начать паниковать раньше времени — оно не стеснялось греметь, словно пьяный сосед с ружьём и уже не скрывая, во весь голос громыхало: «Я тут».

Влияние 1С улетучилось. Одним махом я выпрыгнул из-за стола, начальница уже убежала вперед, но я видел её впереди и знал, что с ней все в порядке. Выбежав из подсобных помещений в сам торговый комплекс, я насладился картиной, перекочевавшей из фильмов про постапокалипсис: запустение, упавшие витрины, разрушенные прилавки, по всему полу были рассыпаны игрушки и одежда, продуктовый отдел смотрелся куда более внушительно. Вот где 100% иммерсивность! Было по-настоящему жутко. Раздавленные дыни и арбузы, развалины пирамид из консервных банок, оставленные в спешке прилавки и открытые кассовые аппараты, а также моргавшие лампы дневного света завершали картину. Люди выбегали из разных закутков, не особо переживая за товар. Я до сих пор помню, как внутренний мародер неуютно заворочался где-то в глубине, но я отчего-то отбросил эти мысли и побежал к выходу.

Там меня уже ждало человек 500, что для Байкальска было очень много — в последний раз такое столпотворение я видел там только на новый год и на фестивале клубники. Все федеральные операторы в тот день «упали» от нагрузки, работал только местный и тогда еще существовавший БайкалВестКом. В новостях объявили, что землетрясение было в нашем городе на все 9 баллов, а я снова чудом выжил и остался без работы.


Если вам понравилось, подписывайтесь на канал в Телеграме, Яндекс.Дзене или Вконтакте.
Там я с нерегулярным постоянством пишу что-то интересное и дублирую сюда.